Значительный рост мощностей нетрадиционной энергетики в Казахстане усилил зависимость от российской энергосистемы и увеличил риск системных аварий

За прошедшие 5 лет мощности ветровых и солнечных станций выросли в 10 раз, однако нестабильность работы этих источников требует срочных решений

 

Развитие возобновляемой энергетики в Казахстане является частью политики нашей страны по достижению целей Парижского климатического соглашения и снижению негативного воздействия традиционной энергетики на окружающую среду и население. В РК одна из самых «угольных» энергетик в мире, доля угля здесь составляет 68%–70%. Угольная энергетика — основной источник выбросов парниковых газов и загрязняющих веществ, поэтому постепенное замещение угольной генерации более экологически чистой, безусловно, необходимо, но должно гармонично развиваться в логике общего следования стратегии развития отрасли.

 

 

Замещение угольной энергетики может происходить за счёт строительства АЭС или развития объектов возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Наиболее быстрые в строительстве объекты ВИЭ — ветровые и солнечные электростанции (нетрадиционная генерация), стоимость капитальных вложений в строительство которых значительно снизилась за последние годы. В Казахстане за счёт действенного механизма отбора проектов объектов ВИЭ на специальных аукционах наблюдается снижение стоимости ветровой и солнечной электроэнергии.

Однако отсутствие долгосрочной стратегии развития электроэнергетики, учитывающей не только достижение целевых показателей по ВИЭ*, но и вопросы надёжности электроснабжения и энергетической безопасности, привели к существенным проблемам в секторе.

За пять лет рост мощностей ветровых и солнечных станций составил более 1500 МВт, или более 6% общей установленной мощности электростанций Казахстана, однако другие типы электростанций практически не развивались, что привело к дисбалансу в энергосистеме.

* Целевые показатели по развитию солнечной и ветровой энергетики, установленные в Концепции перехода к «зелёной» экономике — 3% от общей выработки электроэнергии к 2020 году — были достигнуты.

 

 

Выработка электроэнергии солнечными и ветровыми электростанциями нестабильна и сильно зависит от погодных условий — например, от изменений облачности и скорости ветра, — поэтому для работы в энергосистеме этих нестабильных источников необходимы манёвренные электростанции (газовые или гидро-), компенсирующие постоянные колебания мощности на ветровых и солнечных электростанциях.

В Казахстане специалисты отмечали недостаток манёвренных мощностей ещё до 2014 года. С тех пор было введено 1693 МВт (большинство — в последние 5 лет) нестабильных ветровых и солнечных электростанций, что ещё больше увеличило дефицит манёвренных мощностей.

В июле 2022 года прошли аукционы на строительство к 2026 году двух манёвренных электростанций. Отсутствие стратегического подхода к развитию энергосистемы не позволило заранее запланировать и ввести эти манёвренные мощности до 2022 года.

 

 

Показательно, что с 2017 года было введено 407 МВт газовых электростанций, относимых к манёвренным источникам, однако эти мощности были введены в Западной энергетической зоне, фактически не имеющей связи с объединением энергетических зон Севера и Юга, на которые и пришёлся основной рост мощностей нестабильных ветровых и солнечных электростанций (1467 МВт).

Дефицит манёвренных мощностей в Казахстане компенсируется за счёт энергосистемы России, при этом фиксируются существенные отклонения от установленных норм регулирования. В национальном энергетическом докладе KAZENERGY 2021 года отмечается: «Фактические отклонения единой энергосистемы Казахстана от согласованного диспетчерского графика достигают 1300 МВт, что создаёт угрозу разделения энергосистем с последующим развитием системной аварии с массовыми ограничениями потребителей. Российская сторона выдвигает претензии по факту систематических нарушений Казахстаном условий параллельной работы энергосистем».

В результате отсутствие стратегического планирования электроэнергетики Казахстана привело к существенным диспропорциям между наличием манёвренных источников и стремительным ростом нестабильных ветровых и солнечных электростанций. Для энергосистемы Казахстана увеличился риск системных аварий и возникла ещё большая зависимость от энергосистемы России.

Заметим: о необходимости комплексного, стратегического подхода говорил и президент. Касым-Жомарт Токаев отмечал: «Нельзя забывать и об имеющемся дефиците энергомощностей. Согласно планам энергобаланса, в этом году мы должны были ввести более 1 ГВт мощностей. Однако реализация ряда проектов отложена. В текущем году будет введён только 31% от планировавшихся мощностей (347 МВт). В условиях энергодефицита такие темпы неприемлемы». Упомянул президент и тот факт, что усиление электрической сети Южной и Западной зон единой энергосистемы страны идёт недостаточными темпами, а работы по Западной зоне завершены только на 10%.

Токаев подчеркнул необходимость принять все меры для своевременной реализации проектов, от которых зависит энергетическая безопасность Казахстана.

05 Март 2022

Фармацевтический рынок РК серьёзно зависит от импорта. При этом наши ключевые поставщики медикаментов среди стран СНГ — Россия, Украина и Беларусь

02 Март 2022

Казахстанцы и чай: в каких городах РК любимый напиток стоит дороже всего?

08 Ноябрь 2021

Доля новых автомобилей на дорогах РК растёт, однако почти две трети автопарка всё ещё составляют «старички». В стране также колесит «автохлам» с иностранными номерами

27 Октябрь 2021

Вам письмо: объём почтовых и курьерских услуг вырос за год сразу на треть

07 Октябрь 2021

Более 40% всех газифицированных сёл и городов Казахстана приходятся всего на два региона

06 Октябрь 2021

Летнее дизельное топливо подорожало на 8% за год. И это ещё до ситуации с наиболее острым дефицитом

29 Сентябрь 2021

В рейтинге стран по производству легковых автомобилей Казахстан занял среди 39 стран лишь 35-е место

24 Сентябрь 2021

Импорт медикаментов в РК вырос на 71% в натуральном выражении и на 92% — в денежном

Reviews

Казахстан